Иерусалимский синдром

Это может случиться с каждым, и не только в священном городе: внезапно душа сходит с ума. Исследователи изучают таинственный феномен.

Сначала попутчики не замечали ничего необычного в поведении аргентинской туристки Роберты П. (имя изменено). И вот на третий день после прибытия в Иерусалим она стала выглядеть очень нервной, почти отсутствующей. Через день женщина уединяется от группы, и пешеходы наблюдают странные ритуалы у стены старой части города. Она рвет на теле одежду, танцует с высоко поднятыми руками и периодически падает на колени; рассказывает вызванным полицейским о своей божественной миссии: своими ритуалами она хочет оплодотворить засохшую землю Израиля и пробудить ее к новой жизни.

Молодой канадец Саймон С. также чувствует свою божественную миссию. У него речь идет ни много ни мало об освобождении мира. Для этого он должен выломать камень из стены плача. Прежде чем приступать к делу, он принимает душ, обрезает ногти на пальцах рук и ног и закутывается в белую простыню со своей гостиничной кровати. Пока он возится у почтенной каменной стены, приходят блюстители порядка и везут его в клинику для нервнобольных в западной части Израиля «Кфар Шауль».

За принудительным мытьем следуют страсть к бродяжничеству и видения

Между тем «Кфар Шауль» хорошо знакома с такими случаями. До 200 людей в год прибывают сюда с похожими симптомами, как у Роберты и Саймона. И только их относительно малая часть остается продолжительно ненормальной и нуждается в психиатрической помощи. Для большинства хватает нескольких часов или дней спокойствия. Полезными оказались телефонные разговоры с членами семьи или друзьями. Тогда пророки и целители, духовидцы и кающиеся снова приходят в себя, спускаются в буквальном смысле с небес и удивляются тому, что с ними произошло.

Странный феномен известен уже давно как «иерусалимская горячка». Современные медики говорят о «синдроме», термин обозначает комплексные физически-психические состояния с неясной историей возникновения. Израильский психиатр Яир Бар Эль описывает симптомы таким образом: человек возбужден, сначала с сильной потребностью побыть одному. Нередко позже он ощущает что-то вроде желания мыться: принимает душ в изобилии, хочет отмыть себя физической чисткой также и психически. Во второй фазе возбуждение возрастает, начинаются длящиеся часами путешествия по городу и к святым местам. Часто заболевшие останавливаются для проповедей или осуществляют ритуалы. Они чувствуют себя в непосредственном контакте с божественным, хотят изменить мир к лучшему или объявить приближающийся конец света.

Уже в Средневековье монах-доминиканец из Цюриха Феликс Фабри во время своего паломничества наблюдал странное состояние опьянения. «Книга отступлений», написанная в конце XV века, принадлежит к старейшим описаниям путешествий на святую землю. Жизнерадостный и веселый монах был в Иерусалиме дважды, и оба раза он замечал пилигримов, которые впадали перед церковью Гроба Господня, на Голгофе, или в комнате Последнего причастия в религиозный экстаз, шептали сакральные слова или кружили по переулкам. Такой жертвой странного умиления была также Маргери Кемп. Благочестивая англичанка после 20 лет брака и рождения 13 детей в 1413 пошла на святую землю. В ее книге (старейшей на английском языке появившейся автобиографии) она пишет, как впала перед церковью Гроба Господня в религиозный экстаз и увидела лик Богоматери.

Не только в Иерусалиме случается такое

Хотя в Средневековье люди чувствовали себя гораздо ближе к Богу, чем мы сегодня, они уже тогда скептически реагировали на приступы своих попутчиков. Боялись, что они одержимы демонами. Чтобы вылечить, их головы терли несколько минут об икону. Медики. Большинство, в том числе и Яир Бар Эль, главный врач больницы «Кфар Шауль», естественно, давно больше не верит в такие терапевтические методы. Однако научное объяснение странного феномена еще не нашли. Конечно, удобно было бы распределить все это в ящик «Психоз». И все же против этого говорит то, что люди могут получить «иерусалимский синдром» без предварительного психического заболевания. Кроме того, психическое возбуждение в большинстве случаев долго не держится. И поэтому, хотя выдвигается много банальных причин, таких как перемена часового пояса, тепловой удар или обезвоживание, однако, эти заявления не могут удовлетворить. Может, действительно виновата особая святость Иерусалима?

Для трех мировых религий Иерусалим – это центральная святыня, место паломничества. Высокое давление ожидания, радость быть, наконец, оплодотворенная усердными молитвами атмосфера и историческая значимость города оказывают сильное воздействие на психику. К этому добавляется особая политическая ситуация города в слиянии различных культур: политическое напряжение и религиозные конфликты дополнительно разжигают климат. Популярный иерусалимский артист кабаре Гад Гранах описывает город как место сбора сумасшедших: «Если покрыть Иерусалим крышей, все оказались бы в закрытом учреждении».

И все же, насколько впечатляюще «синдром Иерусалима» ни проявляет себя, он не единственный. С тех пор как феномен все больше интересует психологов и медиков, выяснилось: симптомы такого рода случаются во всем мире в похожих формах, но с разной силой. Религиозный экстаз люди испытывают, к примеру, в Мекке, Сантьяго де Компостелло и Лурде. Снова и снова посольства европейских стран имеют дело со случаями «сумасшедших» граждан: туристов нередко находят полуживыми от голода на берегах Ганга в Индии или в таиландских храмах, которые чувствуют себя просветленными. Большинство очень быстро выпадает из состояния «космического сознания», когда их удаляют из экзотических духовных мест.

Однако не только в религиозно насыщенных местах психика выпадает при определенных обстоятельствах из своей привычной колеи – в беспорядок ее могут привести также места подавляющей и чужой красоты. Состояния транса и дезориентация наблюдались, например, у туристов на тропических островах и на Гавайях, пишет британский психолог Филип Пеарс в своей книге «Поведение туриста», изданной в 2005 году. Для чувствительной натуры, как, например, у писателя Томаса Манна, вид безграничного океана может вызвать чувство замешательства («растворения времени и пространства вплоть до головокружительного чувства единства»). Исследователь душ Зигмунд Фрейд также подробно изобразил странное переживание при посещении акрополя в Афинах (1904): При взгляде на сияющее-прекрасный храм его охватили одышка, сильное головокружение и вызывающее страх чувство нереальности.

Пожалуй, так же, как и знаменитый специалист по глубинной психологии Зигмунд Фрейд, чувствуют себя ежегодно около 100 туристов при посещении Флоренции. Прибывая в город с 61 музеем, 214 палаццо, 167 церквями и монастырями, они становятся жертвой «флорентийской болезни» – так называемого синдрома Стендаля. Головокружение, вплоть до потери сознания, приступы паники, ускорение пульса, опьянение влюбленностью в сопровождении чувств неполноценности, отказа и вины – вот некоторые из симптомов. Женщины, которые блуждают по саду Боболи и обнимают там стоящие скульптуры; девушки, которые падают, потрясенные, с истеричным плачем перед статуей Давида Микеланджело на колени; мужчины, получающие расстройства кровообращения и чувство вины, так как они ощущают «гомосексуальное влечение» при взгляде на голые мужские статуи.

Души, которые «повисли», могут «закачаться»

Термин «синдром Стендаля» введен итальянским психиатром Грациеллой Магерини, врачом больницы «Санта Мария Нуова» – основного «места встречи» людей со странной «флорентийской горячкой». Французский писатель Генри Бойль де Стендаль первым описал в XIX веке состояние опьянения, которое одолело его во Флоренции: еще в туристической карете при взгляде на церковные купола сердце впало в неистовство; при въезде в город его затопило чувство любви, он хотел броситься на шею каждому флорентийцу; во францисканской церкви Санта Кроче при взгляде на нарисованную Вероккио – пророчицу – он окончательно впал в экстаз: «Я предоставил себя своему безумию, как любимой женщине».

Необычайно часто затронуты «синдромом Стендаля» путешествующие в одиночку, а также люди из США и Северной Европы, с протестантским уклоном. Особо эффективное средство против измененного душевного состояния обнаружил профессор Андреа Канеши, также врач больницы «Санта Мария Нуова». Поразительно простой рецепт: чтобы встревоженные духи успокоились, часто достаточно привести человека, который может говорить с больным на его родном языке. Во многих отелях во Флоренции лежат между тем в комнатах флаеры, которые объясняют «синдром Стендаля». Они должны способствовать тому, чтобы туристы не впадали в панику, если замечают симптомы у себя.

Путешествия, разъезды, чужие страны, увлекательные места – сегодня это является излюбленным удовольствием для миллионов людей. Все же, может ли быть, что путешествие не только делает нас счастливыми, но и запутывает? Душа, которая «повисла», может «закачаться»?

В своей книге о пограничных психических состояниях во время путешествий («Свое Я и чужое», 2007 год) мюнстерский психолог и педагог Йенс Клаузен исследовал эту тему. Клаузен обобщил все примеры из туристических дневников и сообщений всех времен начиная с Марко Поло – бесчисленное количество сильных эмоциональных реакций на состояние путешествия и переживание чужих культур.

Психолог и журналистка Мартина Чоке провела интенсивные интервью о туристических опытах 72 людей в возрасте от 17 до 79 лет. Наряду с обычной страстью к путешествиям и повседневным туристическим стрессом, люди часто говорили о неожиданных психических феноменах: от крайне сильных переживаний счастья, особенно при прибытии, изменениях в ощущении пространства и времени, усиленной бодрости вплоть до бессонницы, искажения восприятия реальности, самосомнений, страхов и сильной тоски по родине. Много путешественников знают об упомянутой британским писателем Брюсом Чатвином «меланхолии гостиничного номера».

Тот, кто путешествует в собственной стране, в большинстве случаев остается в норме

Это не удивительно. Так как путешествие всегда означает отделение от привычного и попадание в психически новую область. «Выстрелить, перерезав канаты» – назвал это ощущение тонко чувствующий французский поэт и исследователь Африки Артур Римбо. В большинстве случаев это испытываемое освобождение и составляет большое обаяние путешествия. «С тех пор как я убежал, у меня появилось впечатление, что устаревшие неподвижные образы постепенно отделяются от меня, я становлюсь более прозрачным», – пишет Хейп Керкелинг в своей книге пилигрима («Тогда я ухожу», 2006 год). Стать прозрачней – значит не только открытие границ вовне к другим людям и ландшафтам. Это также означает открытие внутреннего «темного континента бессознательного». Тот, кто путешествует, нуждается в мужестве, подразумевал Зигмунд Фрейд, так как турист встречает не только чужих страну и людей, но и неизбежно новую часть самого себя.

С этой точки зрения даже «иерусалимский синдром» или «флорентийская горячка» являются только возможными сопутствующими эффектами путешествий, даже если и очень сильными, вызванными особой экзотикой другой культуры или интенсивностью пункта назначения. Уже в 1950-е годы американский антрополог Кора Дюбуа применила понятие «культурный шок» для более или менее трудных процессов приспособления психики, попадающей в шпагат между тягой к дальним странствиям и тоской по родине. Когда путешествуют в собственной стране, в родном языковом пространстве, до таких реакций доходит редко. Среди пациентов Грациеллы Магерини во Флоренции до сих пор не было еще ни одного итальянца. Многозначителен также факт, что часто уже беседы на родном языке бывает достаточно для излечения как «иерусалимского синдрома», так и «флорентийской горячки».

Путешествия могут иметь не только побочные действия – разница часовых поясов, зной, обезвоживание, – но и психические последствия, вплоть до пограничных состояний. Эта тема еще едва исследована, слишком уж противоречит она нашим представлениям о самих себе и о путешествиях. Но все может измениться. Вопреки стихийным бедствиям, террористическим актам и финансовому кризису туристическая индустрия регистрирует постоянно растущие цифры. Всемирная организация туризма рассчитывает на 1,5 млрд. поездок в 2020 году – это значит удвоение по сравнению с 1995 годом. Также может и не очень ошибочна мысль, что скоро это станет почти престижно для крупных пунктов назначения производить собственный «синдром». Действительно, с некоторого времени речь идет уже и о «синдроме Парижа». Его симптомы похожи: истеричный плач, дезориентация, ускорение пульса, нарушения восприятия. Но на этот раз страдают не жители Северной Европы или американцы. По опыту доктора Юсефа Махмудии парижской больнице «Отель-Дье», это прежде всего японские туристы, которые от чрезмерной дозы красоты становятся вне себя.

Дарья МИХАЙЛОВА

Источник cтатьи: kemetra.com

загрузка...

Категория: Это интересно!
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. В можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.
Оставить комментарий

XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>